Проблема пограничного монастырского комплекса Давид Гареджи, строительство Намахванской ГЭС, геополитические вызовы — все эти и другие важные темы в последние несколько дней перекрыли информационный фон протекающего внутриполитического кризиса в Грузии. Температура политического кипения поднялась еще выше, когда неожиданно ушел в отставку премьер-министр страны Георгий Гахария. Хотя официальной причиной были названы разногласия между правящей командой и теперь уже экс-премьером в связи с исполнением решения суда в отношении председателя партии ЕНД Ники Мелия, возможно, причиной были и другое обстоятельства.

О протекающих в стране внутриполитических процессах и геополитических вызовах Dalma News беседует с депутатом парламента Грузии 7-го созыва, правозащитником Дмитрием Лордкипанидзе.

— Вокруг нас развиваются интересные геополитические процессы, которые мы и представить себе не могли еще 10-15 лет тому назад. В основе этих важных процессов стоит то, что западная англо-саксонская геополитика, опираясь на экспансию пантюркизма и панисламизма, создает очень серьезные очаги напряжения как на Ближнем Востоке, так и на Кавказе. Мы стоим перед очень большими испытаниями. Только правильными действиями и холодным умом можно спастись от очень серьезного противостояния в нашем регионе.

— Что Вы имеете ввиду?

— Грузия находится на перекрестке цивилизаций и имеет большой транзитный потенциал. Под ним мы подразумеваем очень важные инфраструктурные проекты, включая энергомагистрали. Для России Грузия – важная со стратегической точки зрения страна, находящаяся у южных границ, серьезный предмет интереса и наблюдений. Грузия также важна и для Запада, который за последние 10 лет осуществил очень большие финансовые инвестиции в стране и имеет собственную стратегию по отношению к ней. Мы также очень хорошо видим щупальца президента Турции Реджепа Тайип Эрдогана в Кавказском регионе.

Турция имеет очень большое влияние на населенный уйгурами (китайцами-мусульманами) Китай. Поселения уйгуров в Китае находятся под особым наблюдением местных властей, особенно в северо-западных провинциях, где налицо религиозная экспансия. И все это чревато настолько большими угрозами, что Китай тратит огромные финансы на вопросы безопасности в этом регионе. Не говоря уже про влияние Турции на постсоветские страны, особенно в республиках Средней Азии.

Мы также хорошо видим все то, что случилось в Карабахе. Армению очень быстро заставили отступить из Карабаха. Экономические инфраструктурные проекты Турции уже делят традиционный Шелковый путь в Кавказском регионе на две части, что предрекает нашей экономике неблагонадежные перспективы.

Реджеп Таййип Эрдоган и Ильхам Алиев

— Как Вы думаете, теряет ли Грузия свою геополитическую роль в регионе?

— Да. А ведь Грузия всегда была ведущей страной, с учетом всех ресурсов — начиная с интеллектуальных и заканчивая ее геостратегическим положением. Грузия запуталась в своем внешнеполитическом курсе. Мне непонятно куда мы идем. В НАТО не движемся, в Евросоюзе нас не ждут, Евразийский союз для нас неприемлем… Выполнение роли прочного моста между Евразийским союзом и Евросоюзом у нас также не рассматривается. Постсоветские традиционные рынки обращены в Евразийский совет, в то время как у нас нет никаких преференций на доступ к ним.

— Насколько адекватна политика Грузии по преодолению региональных вызовов на фоне внутриполитических процессов в стране?

— Нельзя рассеивать внимание на Нику Мелию (лидер оппозиционной партии Единое национальное движение — ред.) и ему подобных в то время, как под видом мегаэкономических проектов скрывается замысел осуществления опасных социальных экспериментов, согласно которым будет осуществлена полная аннигиляция грузинского населения на этой территории. Стоящие за крупным капиталом силы делят мир по собственному усмотрению. Оказывается, что национальное государство, имеющее основанную на 2000-летней христианской культуре цивилизацию, с его народом, им не нужно, а нужна лишь территория. А прибрать к рукам территорию для геополитических целей очень легко.

Например, если построить Гидроэлектростанцию (ГЭС) мощностью в 100 Мегаватт, то его верхняя и нижняя зоны будут растянуты на многие километры, то все находящееся на ее территории – леса, массивы, пастбища и посевы окажутся заложенными под обеспечение проекта в один из комерческих банков страны. Передача земли турецкой компании сроком на 100 лет – это ничто иное как прямая политическая экспансия Турции в Грузии под соусом экономического благосостояния. Азербайджан бесстыдно пускает нам пыль в глаза в вопросе межгосударственной границы и монастырского комплекса Давид Гареджи и т.д.

— У Гейдара Алиева была иная позиция по вопросу Давид Гареджи?

— Президент Гейдар Алиев любил Грузию и был хозяином своей страны. Он сам предложил тогдашнему президенту Грузии Эдуарду Шеварднадзе (13 июня 1996 года в Тбилиси), чтобы точкой отсчета для демаркации-делимитации государственной границы между Азербайджаном и Грузией были взяты карты 1938 года масштабом в 1:50 000 и вспомогательные — 1:200 000. Дело в том, что это были оптимальные карты, в которых было четко видно, что органически грузинское культурное наследие должно было остаться в составе Грузии, и отцу Алиеву, память которого я очень чту, даже исходя из этого факта, и в голову не приходило передвигать границы в ущерб Грузии и вопреки исторической справедливости. Сейчас Ильхам Алиев производит ревизию решения собственного отца. Азербайджанское издание «Новое время» пишет, что новый премьер Грузии Ираклий Гарибашвили может в скором времени посетить Азербайджан, а обе стороны уже заранее соглашаются на то, что «Кешикчидаг» (т.е. Давид Гареджи) — это албанское наследие и никакой связи с Грузией не имеет.

— Что это может означать?

— Нечто очень плохое. Это означает, что нам нужна определенная поддержка от мирового сообщества. Это наше культурное наследие, наша органическая часть, которая никак не связана с албанской культурой и является грузинской. ООН и ЮНЕСКО молчат, и это наводит на мысль, что геополитическая стратегия Запада предусматривает поощрение интересов Турции и органически связанных с Турцией государств для еще более экспансионистских действий на границах с Россией. Не мы обостряем ситуацию с Азербайджаном, а Азербайджан обостряет отношения с нами. На уровне экспертов были приняты промежуточные решения, которыми воспользовалась азербайджанская сторона, но парламенты их не ратифицировали. Именно в этом и состоит преступная деятельность Ивери Мелашвили (чиновник МИД Грузии — ред.), так как в 2006 году, когда были приняты эти промежуточные решения, его назначили руководителем группы экспертов (ранее он был всего лишь рядовым экспертом). Как только он был назначен, то сразу же получил указание, чтобы обеспечил такой документ, на основании которого азербайджанские пограничники смогли продвинуться на 250 метров вглубь территории Грузии, к Чичхитурской вершине и встать там, где они стоят по сей день.

Монастырский комплекс Давид Гареджи

— В этом вы видите ответственность правительства Саакашвили?

— Двух мнений тут и быть не может. Открыто прослеживается ответственность экс-президента Михаила Саакашвили, его администрации и команды. Как минимум на уровне министров внутренних дел, иностранных дел и экономики. Я уверен, что в рамках объективного расследования мы обязательно выйдем на этот след. Я предоставил прокуратуре очень важную информацию, в том числе в связи с 6 мая 2012 года, когда впервые с азербайджанской стороны была перекрыта дорога к монастырю Удабно. Мои показания основаны на опыте, полученном во время работы в парламенте.

— В чем Вы видите выход?

— Если мы хотим восстановить территориальную целостность Грузии, получить экономическую пользу для нас и стран региона, приобретя полезную функцию, то сегодня жизненно необходимо наладить отношения с Россией. Для Грузии очень важно играть роль прочного моста между двумя геополитическими центрами – Евразией и Евросоюзом.

— Оппозиция стремится перекрыть тему Давид Гареджи темой Мелии?

— Оппозицию не устраивает продолжение апелляции Давид Гареджи ни со стороны правительства, ни со стороны общества, поэтому прилагает все усилия, чтобы главной темой ежедневных выпусков новостей был именно Ника Мелия. Сорвал ли он браслет? Наложат ли на него санкции? и т.д. Я глубоко уверен, что Ираклий Гарибашвили, который был инициатором расследования по Давиду Гареджи еще с 2017 года, продвинет его вперед. Он сказал: «мой Бог – родина». Все это значит, что планка поднята и если она упадет, в ту же минуту закончится и сам Гарибашвили, а с ним и «Грузинская мечта». Надеюсь, что он сумеет взять эту высоту, несмотря на угрозы санкций в вопросе Давид Гареджи, так как у нас нет открытых болельщиков ни на Западе, ни среди соседей. В то же время наша опора – это наша правота.

— Из-за Давид Гареджи отношения между Грузией и Азербайджаном могут обостриться и мы можем потерять поддержку Запада?

— Если тема Гареджи лишит Грузию поддержки Запада, то Грузия приобретет огромную поддержку от Бога, которая позволит ей одержать победу над видимым или невидимым врагом. Простите за патетику, но произойдет консолидация всего народа. Если народ увидит, что власти проявляют самоотверженность там, где вопрос касается национального интереса Грузии, веры и ее 2000-летней христианской культуры и открыто пойдет на эту борьбу, весь народ встанет на ноги.

Премьер-министр Грузии Георгий Гахария и президент Труции Реджеп Таййип Эрдоган (Анкара)

— Как Вы оценивате отставку Гахария? Действительно ли он ушел из-за дела Мелия или есть другие причины?

— Георгий Гахария отличался своей бескомпромиссностью 20 июня 2019, который открыто противостоял гей-параду в центре Тбилиси, который в ночь на Пасху не закрыл храмы, неожиданно и в критический момент покинул пост, отступив в вопросе исполнения решения суда. Для меня это было абсолютно неприемлемо и непонятно. Я также осуждаю этого человека в вопросе строительства Намахвани ГЭС. Документ, подписанный им 21 ноября 2019 года, порождает много вопросов. В первую очередь потому, что за последние два месяца до вступления в силу «Кодекса о земле» был совершен такой значительный акт, который предусматривает фактическую передачу 565 га земли в собственность компании, подчиненной корпоративным интересам иностранного государства. Строительная компания ENKA функционирует на турецком рынке с 1956 года, на базе западных грантов, полученных в рамках т.н. американского «плана Маршалла». В руки этой компании переходит и обращается под контроль национальных интересов Турции одна из важнейших стратегических рек Грузии, протекающая вдоль Рионского ущелья. Для меня это был шок. Так как «Кодекс о земле» должен был вступить в силу с 1 января 2021 года, то этот документ был подписан 21 ноября 2020 года так, что его вообще не опубликовали. Откуда нам могли присниться постановления правительства? Поэтому для меня не удивительно, что он так внезапно ушел. Он увидел, что это было бы неотвратимой ответственностью. Мы еще не знаем, насколько драматично будут развиваться события. Тем более, что протесты уже охватили всю Грузию.

— Может ли все это стать основанием для народного протеста и может ли стать важным сигналом для властей страны?

— Вы правы. Это должно стать основанием для демонстраций. Прямое проявление демократии – референдум. Когда кто-то с целью осуществления мегаэкономического проекта дает государственные земли компании, подчиненной корпоративным интересам иностранного государства, то это означает, что здесь есть политическая и элитная коррупция. Здесь есть все, кроме национальных интересов Грузии.

Беседовала Шорена Папашвили