Гия Жоржолиани

Правящая партия Грузии «Грузинская мечта – Демократическая Грузиия» утратила конституционное большинство в парламенте, а число ее членов потенциально может еще больше сократиться. По политическим взглядам или по экономическим вопросам отдельные фракции покидают ряды большинства. Часть экспертов говорит, что перед парламентскими выборами 2020 года идет искусственное перераспределение сил, чтобы к тому времени сформировать «убедительную» оппозиционную силу в противовес оппозиционному «Единому национальному движению», чтобы обиженные на «Грузинскую мечту» избиратели не впали в крайность, отдав свои голоса соратникам Михаила Саакашвили. Некоторые, наоборот, утверждают, что это краткосрочная стратегия, нацеленная на распад парламентского меньшинства.

Для того, чтобы разобраться с отмеченными выше вопросами, корреспондент Dalma News побеседовал с руководителем парламентской фракции «Социал-демократов», депутатом Гией Жоржолиани, покинувшим ранее парламентское большинство, присоединившись с соратниками к оппозиционной фракции «Альянс патриотов».

Гия Жоржолиани

– Есть версия, что процесс распада парламентского большинства – искусственный и нацелен на распад меньшинства. Что Вы думаете по этому поводу?

– Меньшинство – это политический феномен. Это не машина, находящаяся в распоряжении лидера парламентского меньшинства. Во всех странах меньшинство означает, что на одной стороне находится большинство, которое правит, а на второй стороне – остальная оппозиция, вся вместе. У нас меньшинство – это находящаяся в оппозиции самая многочисленная и сильная группа, численность которой должна составлять половину большинства. Президентские выборы 2018 года показали, что оппозиционная «Европейская Грузия» (отколоась от «Единого национального движения») – вовсе не самая сильная оппозиционная группа. Таковой по-прежнему является «Единое национальное движение», кандидат от которого набрал на президентских выборах в 4 раза больше голосов. Поэтому по политическому содержанию ведущей в оппозиции является эта партия, а не «Европейская Грузия». В парламенте же на сегодняшний день меньшинством является «Европейская Грузия», что получилось по итогом раскола в «Едином национальном движении». Само меньшинство же ничего не представляет из себя. У «Европейской Грузии» в парламенте 3 фракции и у каждой всегда есть по 10 минут для выступления. Таким образом, если кто-то считает эти минуты чем-то значимым, утверждая о заговоре, значит не имеют представления об этом.

Какие политические последствия может вызвать распад парламентского меньшинства? В то же время распадается и правящая «Грузинская мечта». Почему ваша фракция покинула ряды большинства?

– Позиция нашей фракции «Социал-демократов» по направлениям социальной и экономической политики не совпадала со взглядами правящей команды. Мы представили правительству наши предложения, которые касались отдельных направлений экономической политики и сферы образования, справедливой налоговой и новой пенсионной систем, на что требовалось бы дополнительных 360 млн лари бюджетных денег. Мы ожидали, что наши предложения будут отражены в бюджете на 2019 финансовый год, но этого не произошло. Сам бюджет мы приняли в конце декабря 2018 года. Еще ранее прошли президентские выборы, до которых мы посчитали необходимым остаться рядом с правящей партией и приняли участие в избирательной кампании кандидата в президенты Саломе Зурабишвили (была избрана президентом Грузии – Dalma news).

Наши инициативы означают построение иного государства, иного образа жизни, социального положения и т.д. Мы хотим, чтобы народ четко увидел эту разницу между «Грузинской мечтой» и «Социал-демократами», что мы – единственная альтернатива и у другой политической оппозиции альтернативы нет. Их главная забота – какой будет избирательная система. А то, о чем говорим мы, фундаментально отличается от всего этого. Решение это мы приняли давно.

Что касается остальных депутатов, покинувших ряды правящей партии, то их недовольство связано с процедурой бессрочного назначения судей. У нас была своя позиция и в вопросе судей. Эти разногласия имеются и в оставшемся на данный момент большинстве. Там есть депутаты, которые считают, что на данном этапе бессрочно назначать судей не следует.

– Почему Вы остановили свой выбор на «Альянсе патриотов? Могут ли совпадать ваши платформы?

– Объединение членов различных партий в одной фракции – это формат парламентской деятельности. Например, во фракции «Промышленников» состоят члены «Грузинской  мечты», так же как и в нашей фракции были депутаты «Грузинской мечты». Что касается платформы, то новая фракция называться «Альянс патриотов – Социал-демократы». Это говорит о том, что в ней представлены два взгляда и наши политические силы сохранят свою платформу.

Общие точки соприкосновения с «Альянсом патриотов» у нас были и ранее. Так, например, в оценке режима правления «Единого национального движения» наши позиции полностью совпадали и совпадают. И в вопросе бессрочного назначения судей также. Если смотреть глубже, то наша политика ориентирована на улучшение положения людей со средним уровнем достатка, ниже среднего и низким уровнем достатка.

Для нас крайне важен и значителен принцип равноправия. Вообще, равноправие связано с солидарностью, поддержкой друг друга. А это все связано с патриотизмом. Если патриотизм ориентирован только на возвеличивание прошлого, то он является манипуляционным. Тот патриотизм, который видим мы и, думаю, разделяют и члены «Альянса патриотов», направлен и на настоящее, и на будущее. Мы опираемся на общее прошлое и национальные ценности, опираясь на культурный консерватизм. В современном мире мы хотим обеспечить нашему народу продвижение на основании наших корней. Социальные вопросы и патриотизм – это то, что нас обьединяет.

Кроме того, точки соприкосновения можно найти и в экономической политике. Парламентский формат не предусматривает более тесного сотрудничества, но и это не исключено.

– Ваша партия намерена самостоятельно бороться за выборы 2020 года за пределами парламентских стен?

– Для нас решающим вопросом является изменение экономической политики, для чего мы выбираем путь независимой борьбы. Мы тесно сотрудничаем с несколькими общественными объединениями и выявляем тех людей, которые, несмотря на то, что не являются депутатами на сегодняшний день, тем не менее, пользуются авторитетом в своей сфере, в обществе страны, включая регионы. На сегодняшний день мы продолжаем встречи с изберателями в различных регионах страны. Наша налоговая система регрессивная: те наши граждане, которые получают меньше дохода, платят больше налогов.

Отличаются и наши взгляды в политике образования. Наш безусловный приоритет – не общие разговоры о пользе образования, а то, образование в каких сферах нужно сегодня нашей экономике. Экономическое развитие страны требует развития образования. Экономика рождает спрос, а для нас важна поддержка работников сферы сельского хозяйства, так как основная сфера трудоустройства в Грузии на сегодняшний день – это сельское хозяйство, малый и средний бизнес. Очень большие изменения требуются в системе органов местного самоуправления.

– Будете ли сотрудничать с другими партиями?

– Мы будем сотрудничать со всеми, кроме «Единого национального движения» и «Европейской Грузии». Наш девиз – кто не против нас, тот с нами. В Грузии необходимо изменить сложившуюся политику «враг-друг».

– Как Вы оцениваете противостояние внутри большинства?

– В большинстве глубокие проблемы. Я бы назвал происходящие там процессы персонифицированным противостоянием, в условиях непрофессионального менеджмента. У членов правящей партии нет единого взгляда и единой платформы. «Грузинская мечта» должна очень четко сформулировать свои позиции, тем более, если хочет продолжить существование в будущем в качестве единой партийной организации.

– Совпадает ли ваша позиция по внешней политике со взглядами «Альянса патриотов»?

– Наше направление – это европейская ориентация. Вступление в Евросоюз мы считаем важнейшим внешнеполитическим ориентиром, но в ближайшем будущем такую перспективу мы не видим. Проблемы имеются в самом Евросоюзе. Он должен справиться со своими вызовами и как-то трансформироваться. Во всяком случае, это направление для нашей страны очень интересное и мы сделаем максимум для того, чтобы это произошло. Не думаю, чтобы «Альянс патриотов» был против этого взгляда. Насколько я выяснил из бесед с ними, они поддерживают это направление.

– А что касается отношений с Россией?

– Думаю, что политика, которую проводит наше правительство сегодня, одна из самых успешных. В рамках прагматичных отношений мы, по сравнению со многими другими странами, сохраняем относительную стабильность в пределах региона. Такие прагматичные отношения мы считаем правильными и в этом разделяем политику правящей партии и нашего правительства. В то же время, у нас нет надежд на то, что отношения с Россией мы сможем наладить без международных организаций и наших партнеров. Думаю, это ложные ожидания.

– Прямой диалог с Россией Вы исключаете?

– Реальной возможности для этого я не вижу. Никакого результата это не даст. Что касается абхазов и осетин, разговор с ними мы считаем существенным и работаем в этом направлении. У нас уже есть определенные взаимоотношения и мы делаем определенные шаги на правительственном уровне. Думаю, что нужно работать еще интенсивнее… эти люди привыкли жить без нас. Прошли годы, сменились поколения, они привыкли жить в совсем ином государстве. Но для нас это очень существенно, не только из-за территории, но и из-за тех людей, которые являются нашими братьями и  сестрами, гражданами нашей страны. Поэтому говорить с ними нужно по-дружески, а не враждебно.

– Как Вы оцениваете региональную политику правительства?

– К сожалению, часто не делается анализа ситуации в широком контексте. В действительности мы находимся в том положении, когда будущий мир непрогнозируем. Самым влиятельным государством в нашем регионе являются США. Возможности России гораздо уже. Новый растущий геополитический фактор – Китай. Надеюсь, что Евросоюз быстро преодолеет свои проблемы и будет одним из сильных игроков этого региона.

В подобной ситуации нам следует четко и продуманно вести очень осторожную и прагматичную внешнюю политику, чтобы максимально обеспечить стабильность как в стране, так и в регионе.

Беседовала Шорена Папашвили