О внутриполитической ситуации Армении в преддверии парламентских выборов Dalma News побеседовал с президентом Ассоциации политологов Армении, экс-депутатом, доктором политических наук Амаяком Ованнисяном.

412d5f2aace153fa92676ca98711b025

Господин Ованнисян, предвыборная кампания в Армении вышла практически на финишную прямую. Согласно опросам, лидирует блок Гагика Царукяна, следом идет Республиканская партия Армении. На Ваш взгляд, за кем, все-таки, будет победа и почему?

Необходимо иметь в виду, что ориентироваться на опросы общественного мнения при оценке вероятных результатов назначенных на 2 апреля выборов в Национальное Собрание Армении – дело весьма неблагодарное. При нынешней так называемой «рейтинговой» системе голосования, которая в условиях идеологической аморфности и слабости действующих партий полностью сводит на нет мотивацию избирателей ориентироваться в своем выборе на партии и их программы, речь на самом деле должна идти о внедрении стопроцентной мажоритарной выборной системы: избиратели заточены на голосование не за партии и их программы, а за конкретных лиц, сумевших их материально заинтересовать. В результате, на каждом шагу сталкиваешься с заявлениями в духе «я отдам свой голос такому-то «хорошему парню», хотя очень сожалею о том, что при этом придется также голосовать в пользу выдвинувшей его партии, за которую при иных обстоятельствах никогда бы не проголосовал». Создается впечатление, что творцы этого избирательного закона специально верстали его с учетом интересов «национальной» олигархии, чтобы предоставить ей исключительные возможности для отмывания огромных теневых доходов путем подкупа избирателей и предопределения результатов выборов.

С другой стороны очевидно, что они попытались в полной мере сыграть на принимающем трагические масштабы социальном неблагополучии большинства граждан, падких в таких условиях на предвыборные подачки кандидатов-нуворишей. При этом, такие «мелочи», как разрушение политической системы, основу которой при многопартийной системе должны составлять политические партии, опирающиеся на конкретные социальные группы и предлагающие для отстаивания их интересов конкретные идеологические программы, внимания никто не обращал.

О каком нормальном политическом развитии может идти речь, когда так называемая “национальная” элита вполне сознательно нацелила людей не на выяснение своих коренных социальных интересов и их представленности в политической программе той или иной партии, а на выклянчивание разовых мелких подачек со стороны «рейтинговых» олигархов, взявших на себя роль «локомотивов» партийных списков? Это вопрос вполне риторический…

И почему я говорю, что вполне сознательно нацелила? Потому что вовсе не случайно избирательные блоки обозначены не партийными слоганами, а именами тех или иных олигархов или бывших чиновников, накопивших большие состояния в условиях катастрофически углубившегося за последние годы обнищания основных групп армянского общества. И не случайно стержнем нынешней избирательной кампании стали не идеологические дискуссии о стратегии развития армянской государственности, что было бы вполне логичным с учетом той роли, которую в условиях перехода к парламентской форме правления должен взять на свои плечи новый парламент, а изложенные в пунктах популистские обещания или, например, дешевая дискуссия о допустимости или недопустимости раздачи хлеба во время избирательной кампании, в которую не погнушался лениво включиться председатель ЦИК Тигран Мукучян.

С другой стороны, «благостную» картину барской щедрости и откровенной скупки голосов с выдачей сотовых телефонов для контроля «своих» избирателей периодически нарушают громкие кровавые разборки с «рейтинговыми» конкурентами: кто только не успел в них уже поучаствовать – от замначальника полиции и его родственников до сына нынешнего спикера парламента.

В атмосфере страха быть уличенными в «черной неблагодарности» и надежды заработать копейку, о каких объективных социологических опросах может идти речь?Простые люди боятся, что их либо обойдут копейкой, либо заподозрят в «измене» и отнимут больше, чем дали. В этих условиях говорить о возможности свободных и справедливых выборов – чистая маниловщина. Соответственно, при соцопросах предпочтение отдают тем, от кого либо ожидают, либо уже получили предвыборную взятку: как говорится, от греха подальше. Вот такая у нас «демократия»…

Возвращение Гагика Царукяна в политику, несмотря на скептические прогнозы, не сказалось, по всей видимости, на его рейтинге. Но может ли он тягаться с республиканским премьер-министром, и почему РПА всю надежду возложила на Карена Карапетяна?

Повторяю, наша «элита» полностью извратила смысл таких понятий, как «политическая деятельность» или «политический рейтинг». Гагик Царукян сам признается, что не является политиком, и в этом вопросе он, несомненно, честен.

Что касается его популярности, то остракизм, которому в феврале 2015 года подверг Царукяна президент, только поспособствовал ее росту. Устроенный Сержем Саргсяном разнос был воспринят обществом как свидетельство того, что именно Царукяна он воспринимает в качестве своего основного конкурента и противника в борьбе за власть. И это не могло в перспективе не привести к росту популярности Гагика – не как политика, а как потенциального «низвергателя» Сержа.

536806FB-A6CF-408C-B0FA-737FEFA93AB4_w1023_r1_s

Свою роль играет и то обстоятельство, что на фоне вызывающего у многих раздражение засилья в верхних эшелонах власти выходцев из Карабаха, Царукян воспринимается как «свой парень», готовый выслушать и прийти на помощь. К тому же Царукян заявил, что «заново открывает» ту самую страницу, на которой завершил предыдущий этап публичной активности. А на этой странице, как всем известно, осталось его крайне резкое заявление, в котором он назвал Сержа Саргсяна «исчадием зла», от которого следует немедленно избавиться. Написанное пером – не вырубишь топором. И Серж Саргсян не может этого не учитывать.

Что касается Карена Карапетяна, то он оказался в весьма двусмысленной и даже абсурдной ситуации. Формально он в выборах не участвует – его нет в избирательном списке правящей Республиканской партии. Несмотря на это, на него возложили непопулярную в глазах его общественных почитателей «миссию» локомотива и главного «избирательного бренда» РПА. В этой роли он рискует очень быстро и дотла сжечь свой политический ресурс, фактически ничего – кроме весьма туманных обещаний Сержа Саргсяна оставить его на посту премьера в обозримой перспективе – взамен не получив. Я уж не говорю о том, что известные круги устроили на Карапетяна настоящую охоту, обвиняя его в обслуживании интересов Москвы, что является полной профанацией.

regnum_picture_1490370549156989_normal

Эти заказные атаки вовсе не случайны и умело дирижируются сверху – с дальним прицелом на 2018 год, когда Серж Саргсян должен сложить с себя президентские полномочия. Но ведь ни менеджерский «драйв», ни очевидные другие достоинства не помогли Карапетяну избежать скорого завершения своей деятельности на другом высоком посту – мэра Еревана, и тогда он очень скоро ретировался. Так что ему надо быть начеку: история имеет свойство повторяться…

Как Вы оцениваете шансы других сил, например оппозиционного блока «Конгрес-НПА», в частности, после последнего интервью Левона Тер-Петросяна с известными тезисами по карабахскому конфликту? Считаете ли Вы их спорными?

Я, мягко говоря, считаю спорной предложенную Левоном Тер-Петросяном предвыборную повестку. Он постоянно заявляет, что главной темой предвыборной дискуссии должно стать обсуждение карабахской проблемы и путей ее урегулирования. Между тем, очевидно, что как раз обсуждение карабахской проблемы в контексте борьбы за власть в Ереване завело урегулирование в тупик, став также серьезным препятствием на пути политического и экономического развития Армении.

Со времен, а, возможно, и по вине Горбачева сложился стереотип, в соответствии с которым сначала считалось, что для скорейшего урегулирования карабахской проблемы надо привести к власти в Ереване членов приснопамятного «Комитета Карабах», а позже, с 1998 года, – и самих карабахцев, которые, возглавив Армению, якобы, осознают свою ответственность за ее судьбу и согласятся на уступки Азербайджану во имя экономического благополучия.

Главным проводником этой «теории» в практическую плоскость был как раз Левон Тер-Петросян, который и пригласил сначала Сержа Саргсяна, а затем Роберта Кочаряна на ключевые посты в Ереване. Что касается внешнего контекста, то там царило представление, что карабахцам будет легче найти с азербайджанцами общий язык – причем, в буквальном смысле слова.1f4c1e6b6a6472aa191b0a2389e7dac7

За прошедшие годы представление о том, что, руководя Арменией и действуя от ее имени, выходцам из Карабаха будет более комфортно найти с азербайджанцами язык и помириться настолько укоренилось в сознании самых различных кругов за рубежом, что во время недавнего интервью с Сержем Саргсяном Дмитрий Киселев вполне искренне советовал ему позвонить Ильхаму Алиеву и на азербайджанском языке с ним условиться о встрече: мол, президент Армении является уроженцем Карабаха, знает азербайджанский язык и может легко понять Ильхама Алиева. Удивительно, но даже осмысление ситуации на Донбассе – во взаимоотношениях живущих там бок о бок русских и украинцев – не заставило того же Киселева призадуматься: может быть, все не так просто…

Awarding ceremony of sportsmen and coaches of Armenian national teams at “Ojakh” restaurant complex
Awarding ceremony of sportsmen and coaches of Armenian national teams at “Ojakh” restaurant complex

На самом деле все, действительно, не просто. На фоне ухудшения социально-экономического положения населения Армении, роста внешнего долга, бедности, массовой миграции населения единственным оправданием столь масштабного присутствия «карабахской группы» в высших эшелонах власти в Армении должна была неизбежно стать непримиримая и последовательная защита этой группой позиций в Карабахе, завоеванных ценой больших жертв. Этого требовала укоренившаяся парадигма увязки решения вопроса о власти в Армении с завоеванием и удержанием армянских позиций в Карабахе. Как говорится, за что боролись – на то и напоролись.

И вот на этом фоне ни кто иной, как Левон Тер-Петросян, решил в очередной раз, но при совершенно других условиях, «наступить на те же грабли» – снова сделать проблему карабахского урегулирования отмычкой для решения вопроса о власти в Армении. Ведь совершенно ясно, что в случае реализации предложений Тер-Петросяна у «карабахской группы» нет никаких шансов удержаться в высших эшелонах власти в Армении. Может быть Тер-Петросян как раз и желает такой ценой избавиться от людей в Ереване, которых сам же и пригласил в столицу и которые потом – в знак «благодарности» – его свергли. Однако подавляющее большинство населения, несмотря на свое недовольство “карабахской группой”, несомненно отвергнет такую цену за отлучение ее от власти.

Беседовала Лия Ходжоян