Парк Победы в Ваке место приметное и тихое. Но, только не 9 мая. В этот день, тут традиционно многолюдно и шумно. А в последние годы еще и напряженно. Помимо ветеранов в парк в этот день приходят потомки участников ВОВ, с фотографиями своих предков. Есть и те, кто приходит туда из-за того, что видят в чествовании павших героев предательство и крамолу. Не обошлось без противостояния и в этот раз.

Участники шествия Бессмертный полк и участники контр-акции «Мы не празднуем геноцид» собрались у центрального входа в парк. По разные стороны от входа, как две футбольные команды перед решающим матчем. Притом, численно команда «Бессмертного полка» значительно уступала своим противникам. Но, дело тут было не только в численном перевесе, но и в качественном. В шествии «Бессмертный полк» участвовали люди взрослые, пожилые. С противоположной стороны принимали участие преимущественно молодые, которые едва стоя на месте, нетерпеливо переминались с ноги на ногу, стремились к активным действиям. Они и сдвинулись с места первыми. Под барабанную дробь и патриотичные лозунги, выкрикиваемые из толпы колонна направилась в парк.

Сотрудников полиции в парке в этот день было столько, что подумалось, случись в городе происшествие, ловить преступника будет некому. Для обеспечения порядка и во избежание физических противостояний в парк согнали рекордное количество полиции. Можно сказать, что полицейских было в целом больше чем участников акций с обеих сторон.

В самом парке молодую команду ждал сюрприз, их поджидали сторонники, пришедшие с другими организаторами. По итогам, участники контр-акции образовали так называемый «коридор позора», по которому должны были пройти участники шествия «Бессмертный полк» и возложить цветы на могилу неизвестного солдата.

Ко встрече с организаторами и участниками «Бессмертного полка» они подготовились основательно. Вооружились плакатами, грузинскими флагами и изображением героя августовской войны 2008-го Георгия Анцухелидзе. Протестующие против проведения Бессмертного полка утверждали, что организаторы шествия – Реваз Гогидзе и эксперт Гулбаат Рцхиладзе, являются агентами российских спецслужб, последователями коммунизма и агрессивной политики Кремля. Организаторы контр-акций также считают, что инициаторы шествия угрожают европейскому будущему Грузии.

«Символом нашей борьбы является герой Георгий Анцухелидзе. Мы боремся с гибридной войной, которую ведет сегодня Россия. Грузинская молодежь выбирает европейский путь развития. Мы никогда не свыкнемся с оккупацией. Мы вернем наши потерянные территории. Мы боремся во имя нашей свободы и победы. Мы уважаем всех наших героев», – скандировали активисты контр-акции.

Через некоторое время в парке появились и виновники переполоха. От противников шествия их отделял полицейский кордон. Они молча, под громкие возгласы и крики противников шли по так называемому «коридору позора», спокойно и высоко держа портреты своих предков. Спустя некоторое время они подошли к вечному огню и возложили цветы в память всех погибших в годы Великой Отечественной войны.

«Из моей семьи семеро человек ушло на фронт и четверо не вернулись, –  Я пришел сегодня сюда, чтобы почтить память моих родных. Пришел, чтобы произошедшее больше никогда не повторилось», – рассказывает участник шествия Гия Тутберидзе.

– Что бы вы сказали тем молодым, которые устроили вам  так называемый «коридор позора», если бы вам представилась такая возможность?

«Позор нам всем. Нам за то, что они у нас такие, а им за то, что не понимают главного – если ты против имперской политики Кремля, тогда зачем ты вооружился портретами своих предков, которые служили в царской России. Если они рассматривают советский период, как оккупацию, то и царский период должны рассматривать в том же ключе. Отсчет оккупации нужно в таком случае вести с момента потери государственности. А это 18-й век. А то получается генерал царской России достойный, а Леселидзе, воевавший против фашистов в советской армии плохой. Что делать матери, у которой один сын образованный и достойный, а другой непутевый. Отказаться от непутевого? Нет, конечно же. Она их обоих любит. Нельзя кромсать историю», – отметил он.

У памятника неизвестному солдату и вечному огню, стоит симпатичный пожилой человек, одетый в грузинский национальный костюм. В руках держит транспарант со старыми фотографиями. Как сам объяснил – на снимках изображены отец, тесть и друзей тестя.

«Они мне из толпы вопрос провокационный задают. Кого защищал мой отец? Какую родину? У нас тогда была одна родина, и даже если мы были бы разделены так, как сейчас, перед лицом такой чумы мы должны были бы объединиться. Иначе нельзя. Я бывал в Германии. И даже видел ящик, заваленный детской обувью. Она была с тех детей пленных. Так вот, я вас спрашиваю, если тогда немец дошел бы до нас, он моего ребенка по голове погладил бы? Конфетку дал бы? Нет, он с ним расправился бы, как со всеми остальными», – говорит Тома Томанде, подразумевая участников противоположной акции.

Компания из нескольких женщин подходит к вечному огню. Возлагают цветы. Некоторые из них участвуют в шествии третий год. Тут же замечают, что в предыдущие годы людей в шествии участвовало больше. Видимо, предстоящая контр-акция, о которой было заявлено накануне многих людей от участия в шествии все же остановила.

«Мы проходили по этому “коридору позора” и нам вслед кричали – бессовестные. В чем мы виноваты, в том, что чтим память наших отцов и матерей? Я не представляю никакой политической организации, это мое желание, пройти в этот день с портретом моего папы, который вернулся домой и ушел из жизни в 73 года и дяди, ушедшим на войну в 18 лет добровольцем и так и не вернувшимся. Они думают, что они таким образом испугали людей? Нет, я не испугалась. Мне обидно. Бессмертный полк проходит ведь не только в Грузии, он по всему миру проходит», – отмечает одна из участников акции Аида Наджиева.

Тем временем военный оркестр заиграл на сцене марш для ветеранов, которые скромно сидели все это время в сторонке и наблюдали за происходящим.

Екатерина Минасян (Тбилиси)